Web design by Aleksey D. Zolotarenko | Contact Us

Ум служит нам порою лишь для того, чтобы смело делать глупости.

Франсуа де Ларошфуко




ПРАВДА И ВЫДУМКИ О ТОКСИЧНОСТИ И ПОЛЬЗЕ ФУЛЛЕРЕНОВ


Д.В. Щур, С.Ю. Загинайченко, В.А.Лавренко , А.Д. Золотаренко
Институт проблем материаловедения
им. И.Н. Францевича НАН Украины, Киев, Украина

И.С. Чекман
Национальный медицинский университет
им. А.А. Богомольца, Киев, Украина

С. Н. Ярмолюк
Институт молекулярной биологии и генетики
НАН Украины, Киев, Украина

В.С. Кублановский
Институт общей и неорганической химии
им. В.И. Вернадского НАН, Киев, Украина

И.М. Косыгина
Институт коллоидной химии и химии воды
им. А.В. Думанского НАН Украины

А.М. Шевченко
Национальный университет пищевых технологий,
Киев, Украина

В.Ф.Зинченко
Физико-химический институт НАН Украины,
Одесса, Украина

А.П. Помыткин
Национальный технический университет Украины (КПИ),
Киев, Украина

З.А. Матысина
Днепропетровский национальный университет,
Днепропетровск, Украина

М.Т. Габдуллин
Казахский Национальный университет
им. Аль-Фараби, Алмата, Казахстан

T.N.Veziroglu
University of Miami,
Miami, FL 33155, USA

Введение

Развитие нанотехнологий за последнее время усилило их токсическое воздействие на экосистему крупных городов и промышленных центров. Было синтезировано более 2500 различных наночастиц, производство которых в некоторых странах доходит до сотен и тысяч тонн в год. Сферическая углеродная молекула фуллерена С60 также относится к наночастицам. С её открытия и началась наноэра.

С развитием нанотехнологий и с увеличением спектра областей использования наночатиц появилась необходимость осознания их влияния на живой организм [1-138], родилась новая наука нанотоксикология. Безопасность существования человечества в ХХ1 веке будет зависеть от разработки эффективной системы нанобезопасности [126]. Одним из актуальных направленией наномедицины и нанобиотехнологий является разработка новых методов изучения влияния на живую структуру наночастиц с определением количественных и качественных показателей [134-149]. Нехватка знаний о токсичности наноматериалов может сильно повлиять на развитие человечества и на его генетику [37, 38, 54, 103, 111, 115, 124].

Целью настоящего обзора было выявление отрицательного влияния фуллерена С60 и его производных на живой организм на фоне декларируемых полезных химико-биологических качеств фуллерена и выяснение готовности ученых использовать фуллерены и препараты на их основе для живых организмов и людей с целью достижения продекларированной цели.


Молекула фуллерена как наночастица

Как отмечается в литературе, большую опасность для человека представляют физико-химические свойства нанообъектов, их высокая дисперсность и характер процессов их взаимодействия с живой клеткой.

Воздействие фуллеренов на организм определяется следующими основными факторами: способностью проникать через мембраны, склонностью к образованию агрегатов, реакциями с различными биохимическими соединениями, способностью генерировать производные различных размеров, составов и химической активности на основе состава окружающей среды [89].

Поскольку диаметр молекулы фуллерена в два раза меньше толщины молекулы ДНК, то такие частицы могут беспрепятственно проникать через клеточную и ядерную мембрану, накапливаясь в различных субклеточных структурах, включая ядро [147, 149]. Указывается, что углеродные наночастицы проникают через гематоэнцефалический барьер [27, 148, 149]. Общей особенностью воздействия наночастиц на живые клетки является образование свободных радикалов и пероксидов [16, 122]. При этом особую роль в протекании химических процессов играет удельная поверхность наночастиц. Считается, что с уменьшением диаметра наночастицы растет ее токсичность из-за увеличения удельной поверхности. Это, в свою очередь, активизирует окислительно-восстановительные процессы, в которых участвуют поверхностные атомы наночастиц, и стимулирует образование свободных радикалов [139]. Фуллерен С60 имеет, возможно, одну из самых больших удельных поверхностей (2600 квадратных метров на грамм фуллерита) среди наночастиц и по этой причине обладает повышенной химической активностью [146]. Взаимодействие молекул фуллерена с молекулами растворителя приводит к образованию сложных и малоизученных комплексов, имеющих способность к миграции, подобную наночастицам. Свойства фуллереновой мицеллы в растворах зависят от размера и химического состава поверхностного двойного электрического слоя, окружающего молекулу фуллерена или агрегат с определённой степенью агрегации [85, 128, 146, 135].

Своеобразие структуры молекул фуллеренов, выраженное в ненасыщенности всех связей и отсутствии заместителей, делает для них возможными только два типа первичных реакций: отдачу и присоединение электронов. Замещение уже введенных групп или их отщепление относятся ко вторичным реакциям или к реакциям производных. В настоящее время для модификации молекулы С60 испльзуют реакции присоединения нуклеофильных реагентов, а также свободно-радикальных и карбеноидных частиц [71].

Исследователи предполагают использовать фуллерены С60 для поглощения свободных радикалов и защиты от окислительного стреса, для доставки лекарства в нужный орган и производства синглетного кислорода, вызывающего повреждение ДНК раковых клеток [76, 88, 106, 148]. Однако для использования всех положительных качеств молекул фуллерена [107] необходимы исследования, которые позволят учитывать и их негативные воздействия как на каждую клетку организма, так и на живой организм в целом [40, 91].


Вверх

Токсичность фуллерена

Неоднозначность в токсическом воздействии этой молекулы и её производных на живые организмы вынудила многих исследователей (в последние 10-15 лет) уделить этой проблеме большое внимание [1-149].

Поскольку наночастицы не подавляются защитными силами организма [119], то это приводит к их накоплению в растениях [15] и организмах животных, а, следовательно, и в организме человека [147].

Следует отметить, что на сегодняшний день данные о результатах длительного воздействия молекул фуллерена на организм человека и животных ограничены, а имеющиеся данные, в основном, получены in vitro; данные in vivo отсутствуют [112, 128]. При этом экстраполяция экспериментальных результатов, полученных в пробирке для клеточных культур, очень затруднена относительно их влияния на живой организм [109].

Вопрос токсичности фуллеренов для человека, их поступления и распределения во внутриклеточном пространстве, их накопления в органах и выведения остаётся открытым [7, 55, 147], поскольку требует длительных экспериментальных исследований [46, 56, 128]. Реактивность и квантово-химические свойства фуллеренов могут иметь неожиданное воздействие на клетки различных органов [89]. Несмотря на большой поток знаний о новых биологических эффектах фуллеренов, механизм их воздействия на биообъекты до сих пор не раскрыт [9, 22, 41, 61, 79]. По сравнению с молекулой фуллерена его производные могут быть еще более токсичными [8]. Небольшие изменения в структуре производного может на 7 порядков изменить токсичность фуллерена [3].

Поскольку фуллерены являются эффективными генераторами синглетного кислорода, то основное воздействие фуллеренов на организм заключается в индукции ими оксидативного стресса [83, 84, 111, 113], проявляющегося при образовании активных форм кислорода, среди которых наибольшее действие оказывают синглетный кислород, супероксид-анион-радикал, пероксид водорода и гидроксильные радикалы [62, 67, 103]. В частности, при воздействии света фуллерен С60 является активным генератором синглетного кислорода [8, 14, 71, 77, 103, 108, 123 ].

При рассмотрении токсичности фуллерена следует отметить следующие полученные экспериментальные результаты.

Негативное воздействие на организм человека может иметь ОТСРОЧЕННЫЙ характер [48, 49, 112]. Взаимодействие фуллеренов с такими биологическими компонентами, как молекулы нуклеиновых кислот, белков и клетками в целом приводят к изменениям метаболизма [85]. Отмечено отрицательное воздействие фуллеренов на центральную нервную систему при длительной экспозиции даже минимальной доли поглощения. При введении фуллеренов внутривенно они полностью связываются с белками плазмы, разрушая клетки печени крыс, приводя их к гибели [25, 94].

Исследованиями показано [27, 53, 71, 110], что сами молекулы фуллерена распределяются по всем тканям и органам [71, 141], накапливаясь в почках, костях, селезёнке и печени. Молекула фуллерена С60 имеет длительный период полувыведения из живого организма. Период полувыведения может достигать 4-6 месяцев и более [27, 89, 94]. Это вызывает обеспокоенность, поскольку фуллерены способны аккумулировать в живом организме ПЕСТИЦИДЫ, некоторые моющие средства, радионуклиды, синтетические красители, полиароматические углеводороды и др. и усиливать их токсичность [71].

Комплексы, образованные молекулами фуллерена, имеют различные размеры, заряды и степень гидрофобности [103]. Фуллерены способны аккумулировать ксенобиотики и другие чужеродные для живых организмов химические вещества, не входящие в естественный биотический круговорот [64]. В митохондриях может накапливаться производное фуллерена – фуллеренкарбоновая кислота [102].

Молекулы С60 имеют негативное воздействие на структуру, стабильность и биологические функции ДНК [28, 29, 55, 67, 81, 117, 133]. Фуллерены и их производные, взаимодействуя с ДНК, вызывают двухцепочечные разрывы в ДНК [72, 74], проявляя мутогенный эффект [67, 72]. Активные формы кислорода, генерируемые ими способны вызывать разрывы ДНК и хромосом [72].

Введение в организм «гидратированных» молекул фуллерена приводит к их накоплению в организме, их агрегации [99] и формированию кластеров и нанокристаллов, обозначаемых - nC60. По этой причине особенно важно рассматривать их воздействие на организм в агрегированном состоянии.

Введение в организм суспензии, в которой фуллерен находится в виде агрегатов, т.е. кластеров или кристаллов (25 – 500 нм) [33, 42, 54, 70, 131], вызывает цитотоксичность из-за генерации активных форм кислорода, который вызывает повреждение клеточных мембран, пероксидное окисление липидов и гибель клеток [3, 8, 54, 69, 78, 90, 91, 93, 94, 95, 121], а также может отрицательно влиять на мозг [31, 32], способствовать развитию рака [94] и др. При воздействии нанокристаллов фуллерена на лёгкие человека была установлена достаточно высокая степень цитотоксичности [128, 150].

Фуллерол или гидроксилированный фуллерен С60(ОН)22-26 в работах [6, 40, 44, 87, 92, 94] считается менее токсичным, чем твёрдые фуллерены - nC60, но вызывает апоптоз при высоких концентрациях [80, 116]. Тем не менее, гидроксилированные молекулы фуллерена представляют серьёзную опасность для сердечнососудистой системы [5, 57]. Для большинства исследователей вопрос токсичности гидроксилированных молекул фуллерена уже давно решен [8, 11, 13, 26, 30, 34, 37, 40, 42, 45, 47, 56]. Присоединяя по одной группе ОН к молекуле фулллерена, можно каждый раз получать новое химическое соединение с присущими только одному ему специфическими физико-химическими свойствами. На современном этапе уже изучается вопрос токсичности каждого такого соединения. Как показали японские исследователи, токсичность фуллерола зависит от количества присоединённых групп (ОН) [47, 52]. Механизм воздействия ОН на живые структуры связан с образованием в их присутствии свободных радикалов и комплексов с нуклеиновыми кислотами [122]. Токсиколого-гигиеническая оценка гидроксилированных молекул фуллерена и их производных представляет важную задачу по причине вероятного образования этих соединений в процессах биоконверсии молекул фуллерена в живом организме [18, 45, 50, 68, 80, 103].

На сегодняшний день результаты исследований не позволяют говорить о возможности использования фуллеренов в любом качестве и количестве для введения в организм человека [8, 11, 12, 13, 16, 26, 30, 34, 37, 40, 42, 45, 47, 56]. Отсутствуют также клинические исследования влияния коллоидных водных растворов фуллерена на организм человека.

Существуют только отрывочные результаты исследований [7, 9, 16, 21, 33, 35, 41, 46], говорящие, в основном, об отрицательном влиянии как коллоидных водных растворов фуллеренов (содержащих фуллерен в виде нано- и микрокристаллов), так и гидроксилированных молекул фуллерена, а также их производных на водные организмы и рыб [6, 10, 23, 31, 32, 36, 63, 82, 92, 98, 114 ], крыс [1, 2, 4, 17, 18, 19, 22, 25, 35, 47, 52, 53, 89, 91, 94, 145], мышей [20, 27, 86, 132, 142, 143, 144], собак [24] и других животных [24, 50]. При введении фуллеренов в организм животных с целью изучения его положительного влияния на то или иное заболевание даже при достигнутом положительном результате отмечалось уменьшение массы тела животного, что косвенно свидетельствует о токсичном действии препарата на организм [27, 84, 94, 141].

Попадая в живой организм с пищей, воздухом и через кожу [60], фуллерены могут оказывать отрицательное воздействие на все органы [59], вызвая повышение частоты аллергических реакций [58, 103], измение наследственных признаков [55, 81, 94], снижение иммунитета, нарушение обмена веществ и даже гибель организмов [94]. Для введения фуллереновых производных в организм человека необходимо понимание причин и механизмов прямых и отдалённых последствий их влияния на регуляцию процессов пролиферации, апоптоза и некроза [62]. По этой причине для понимания влияния этих молекул на различные органы живого организма необходимо проведение клинических испытаний, позволяющих определить нормы введения, способы введения и химическое соединение, в составе которого молекулы фуллерена будут введены в организм для достижения той или иной цели. Особенно важно изучение побочных эффектов этого воздействия. Бесконтрольное и непроверенное употребление кристаллов фуллеренов, их производных и молекул фуллерена различной степени функционализации может привести к тяжелым последствиям.

Таким образом, в настоящее время существуют только отрывочные результаты исследований, говорящие, в основном, об отрицательном влиянии молекул фуллерена на живой организм, хотя при этом исследователям удалось, как им кажется, решить какой-то узкий вопрос. В большинстве литературных обзоров[7, 8, 9,16, 21 и т.д.] по токсичности делается вывод о том, что сегодня нереально сделать общие выводы о нетоксичности поведения фуллеренов из-за ограниченного количества исследований. Для получения рисковых оценок необходимо гораздо большее количество длительных исследований.


Вверх

Водные растворы фуллеренов

Вопрос биотрансформации молекул фуллерена и состава образующихся производных на сегодняшний день исследован недостаточно [18, 22, 26, 28, 30, 73, 89, 130]. Поскольку различные производные фуллерена могут бесконтрольно образовываться в самом организме человека [42, 51, 61] при взаимодействии различных химических веществ, естественно входящих в биотический круговорот, с чистыми молекулами фуллерена, а наличие функциональных групп в структуре производных позволяет обеспечивать их взаимодействие с ДНК, белками, жирными кислотами, различными ферментами [55, 76, 81, 94, 125, 134], то возникает вопрос - так ли безопасно принимать свободные (так называемые гидратированные) молекулы фуллерена в виде пищевой добавки.

Вот уже 30 лет, как люди пытаются растворить молекулы фуллерена в полярных растворителях (в том числе и в воде). Но пока ни одной лаборатории мира это не удалось сделать в силу высокой агрегативности молекулы фуллерена. Гидратированные молекулы фуллерена в водном растворе теоретически могут существовать, но время их жизни мало. При встрече с себе подобными они образуют агрегаты в виде кластера, а затем в виде нанокристаллов. По этой причине все исследователи мира, говоря о чистом фуллерене в водном растворе, рассматривают суспензию из нанокристаллов, называя ее - nC60, а это вещество очень токсично.

В Украине же некоторые отчаянные «энтузиасты» познают особенности фуллеренолечения за счёт здоровья собственных сограждан, предлагая лечение фуллереновой водой от всех болезней. Поражает безответственность, с которой в интернете продавцами делается заявление о болезнях, излечиваемых этим снадобьем.

При решении подобных вопросов в любом случае необходимо исходить из того, что если для любой пищевой добавки есть хотя бы малейший намёк на какую-либо токсичность, то для неё должен быть поставлен надёжный знак «стоп». А о токсичности фуллеренов в последнее время исследователями всего мира написана уже не одна сотня работ.

Перед употреблением фуллереносодержащих продуктов в качестве любых добавок в пищу необходимы токсикологические доклинические и клинические исследования не в течение 15-30 дней. На это уйдут годы [66]. Отсутствие таких исследований может привести к непоправимым последствиям в долгосрочной перспективе [115].

Попытка норвежских производителей фуллеренов получить разрешение на фуллереновую добавку к пище закончилась отказом [39] в связи с нехваткой убедительных данных о нетоксичности продукта. Как отмечается в работе учёных трёх украинских организаций (Национального медицинского университета, Института гигиены и медицинской экологии и Института медицины труда) [120], - «отдалённые последствия массового поступления наноматериалов в организм не изучались… аспекты нанотоксикологии должны быть изучены … исследования на целостных организмах – редкость» [65].

Последствия использования фуллереновой воды в человеческом организме на долгосрочную перспективу не изучались, и никто не знает, как фуллерены проявят себя завтра и не являются ли фуллерены бомбой замедленного дествия. Торгуя фуллереновой водой, «новаторы» используют людей как подопытных животных, сами не представляя последствий применения этого пойла.


Учитывая ситуацию, сложившуюся с питьевой водой в Украине и с целью избежания дальнейшего отравления населения Украины водами различного происхождения Институтом колоидной химии и химии воды им. А. В. Думанского НАН Украины, Академией медицинских наук Украины, Министерством по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Украины, Институтом экогигиены и токсикологии
им. Л. И. Медведя, Национальным медицинским университетом
им. А. А. Богомольца, Украинским научно-исследовательским институтом медицины транспорта разработан новый, более жесткий стандарт для питьевой воды, обязательный для аттестации всех питьевых вод, производимых в Украине. Он вступил в силу
с 1 февраля 2015 г. - ГОСТ 7525:2014 Вода питьевая. Согласно этому ГОСТу разработаны требования и методы контроля качества питьевой воды не зависимо от форм водоснабжения (централизованная, нефасованная, фасованная). Считается, что пригодная для употребления вода должна содержать только кальций не более 100 мг/дм3 ,
магний – 30 мг/дм3, натрий – 200 мг/дм3, калий -20 мг/дм3.

Вверх

Выводы

Представленные в этом обзоре литературные данные - далеко не исчерпывающие, но позволяющие сделать достаточно серьёзные выводы.

Использование фуллеренов в лечении различных заболеваний вызывает оптимизм у исследователей и открывает огромные просторы для исследований, но непроверенный приём фуллеренов и их производных в качестве лечебных препаратов может привести к тяжелым последствиям.


Из большого потока противоречивых литературных данных можно однозначно заключить, что фуллерены и многие их производные обладают цитотоксичностью и генотоксичностью. Следует отметить, что объём исследований, имеющихся на сегодняшний день, не позволяет говорить о возможности использования фуллеренов с целью лечения организма человека.

Поскольку фуллерены способны аккумулировать в живом организме ПЕСТИЦИДЫ, некоторые моющие средства, радионуклиды, синтетические красители, полиароматические углеводороды и др., усиливая их токсичность, а также влияя на молекулы ДНК, они могут изменять наследственность. По-видимому, изучение токсикологии фуллеренов и их производных требует других подходов, отличных от существующих, в изучении влияния этих материалов на организм человека. И, в первую очередь, исследования должны занимать не 15-30 дней, а годы наблюдений. Это диктуется тем, что процессы аккумулирования ксенобиотиков, генетические повреждения и многие другие процессы воздействия, вызываемые присутствием фуллеренов, не могут проявляться достаточно быстро.

И пока не выявлены все положительные и отрицательные стороны влияния того или иного производного фуллерена на все органы и системы человеческого организма, нет особой необходимости безоглядно принимать фуллерены и их производные в любом количестве и качестве, подвергая организм смертельной опасности.

Именно по этой причине во всех странах мира фуллереновая вода признана токсичной, вредной для здоровья и запрещена к употреблению, как из-за токсичности самих молекул фуллерена и их производных, так и из-за присутствия в коллоидных частицах фуллерена молекул растворителей (толуола, бензола и др.), обязательно используемых на первой стадии экстракции фуллеренов из сажи [100, 101].

Хотелось бы закончить обзор словами из работы [35], выполненой в «НИИ питания» Российской академии медицинских наук, которые выражают и наше мнение, сформировавшееся при подготовке этого обзора. Оно заключается в том, что проблема токсикологической оценки фуллеренов и возможности их употребления с пищей, водой, воздухом, косметическими и лекарственными средствами, В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ДАЛЕКА ОТ РАЗРЕШЕНИЯ.

Логическим заключением этого обзора является вывод о том, что население Украины на сегодняшний день не защищено от различных токсикологических воздействий нарастающего множества наноматериалов. Хотя этот вопрос должен иметь наивысший приоритет. Во избежание массовых токсикологических отравлений населения Украины наноматериалами Украине нужна (по примеру большинства развитых стран) Национальная программа и экспертный комитет по разработке стандартов, оценке рисков, методов идентификации и исследованию токсикологического воздействия ввозимых, используемых и производимых в настоящее время и в будущем наноматериалов.





--------------------------------------------

Информация для читателей:

1. Данная статья была опубликована в отредактированном варианте в очерке "Танцы на воде, или Особенности фуллеренолечения" в Зеркале недели №39 от 16 октября 2015.

2. На основе полученных результатов был сформирован "Відкритий лист до вчених України" и передан вице-президенту НАНУ Загороднему А.Г. при личной встрече, а также было направлено письмо с подробной информацией Министру образования и науки С.М. Квиту (входящий № 26752/0 / 2-15 от 09.09.2015 г.)

3. Статья "Танцы на воде, или Особенности фуллеренолечения" была опубликована на официальном сайте Национальной академии наук Украины.

4. Информация из обзора была использована в статье "Чому в Україні потрібна наука? Насамперед, як засіб проти токсичного одурманення її громадян"

--------------------------------------------

Вверх

Публикации по тематике

1. Yamada T., Jung D.Y., Sawada R., Matsuoka A., Nakaoka R., Tsuchiya T. Effects intracerebral microinjection and intraperitoneal injection of [60]fullerene on brain functions differ in rats. J. Nanosci Nanotechnol. 2008, Vol. 8. № 8, P. 3973-3980.

2. Yamada T., Nakaoka R., Sawada R., Matsuoka A., Tsuchiya T. Effects of intracerebral microinjection of hydroxylated-[60]fullerene on brain monoamine concentrations and locomotor behavior in rats. J. Nanosci. Nanotechnol. 2010, Vol. 10, № 1, P. 604-611.

3. Sayes C.M., Fortner J.D., Guo W., Lyon D., Boyd A.M., Ausman K.D., Tao Y.J., Sitharaman B., Wilson L.J., Hughes J.B., West J.L., Colvin V.L. The differential cytotoxicity of water-soluble fullerenes. Nano Letters, 2004, Vol. 4, № 10, P. 1881-1887.

4. Sayes C.M., Marchione A.A., Reed K.L., Warheit D.B. Comparative pulmonary toxicity assessments of C60 water suspensions in rats: Few differences in fullerene toxicity in vivo in contrast to in vitro profiles. Nano Lett., 2007, Vol. 7, № 8, P. 2399-2406.

5. Yamawaki H., Iwai N. Cytotoxicity of water-soluble fullerene in vascular endothelial cells. Am. J. Physiol. Cell Physiol. 2006, Vol. 290, № 6, P. C1495-C1502.

6. Usenko C.Y., Harper S.L., Tanguay R.L. In vivo evaluation of carbon fullerene toxicity using embryonic zebrafish. Carbon. 2007,Vol. 45, № 9, P. 1891-1898.

7. Прилуцька С.В., Ротко Д.М., Прилуцький Ю.І., Рибальченко В.К. Токсичність вуглецевих наноструктур у системах in vitro та in vivo. Токсикологія наноструктур. 2012, С. 49-57.

8. Kolosnjaj J., Szwarc H., Moussa F. Toxicity studies of fullerenes and derivatives. Adv. Exp. Med. Biol. 2007, Vol. 620, P. 168-180.

9. Ширинкин С.В., Волкова Т.О., Немова Н.Н. III 64 Медицинские технологии. Перспективы использования фуллеренов в терапии болезней органов дыхания. (ред. докт. мед. наук, проф. Покровский М.В.). Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2009, 183 с.

10. Oberdörster E., Zhu S., Blickley T.M., McClellan-Green P., Haasch M.L. Ecotoxicology of carbon-based engineered nanoparticles: Effects of fullerene (C60) on aquatic organisms. Carbon. 2006, Vol. 44, № 6, P. 1112-1120.

11. Snow S.D., Kim K.C., Moor K.J., Jang S.S., Kim J.-H. Functionalized fullerenes in water: A closer look. Environ. Sci. Technol., 2015, Vol. 49, № 4, P. 2147-2155.

12. Petersen E.J., Henry T.B. Ecotoxicity of fullerenes and carbon nanotubes: A critical review of evidence for nano-size effects. Am. Chem. Soc., 2011, Vol. 1079.Chap. 5, P. 103-119.

13. Lovern S.B., Strickler J.R., Klaper R. Behavioral and Physiological Changes in Daphnia magna when Exposed to Nanoparticle Suspensions (Titanium Dioxide, Nano-C60, and C60HxC70Hx). Environ. Sci. Technol., 2007, Vol. 41, № 12, P. 4465-4470.

14. Wu J., Goodwin D.G., Peter K. Jr., Benoit D., Li W., Fairbrother D.H. and Fortner J.D. Photo-Oxidation of hydrogenated fullerene (fullerene) in water, Environ. Sci. Technol. Lett., 2014, Vol. 1, № 12, P. 490-494.

15. Avanasi R., Jackson W.A., Sherwin B., Mudge J.F. and Anderson T.A. C60 fullerene soil sorption, biodegradation, and plant uptake, Environ. Sci. Technol., 2014, Vol. 48, № 5, P. 2792-2797.

16. Valavanidis A., Vlachogianni T. Nanomaterials and nanoparticles in the aquatic environment: Toxicological and ecotoxicological risks, Science advances on Environment, Toxicology & Ecotoxicology issues, Creece, 2010, P. 1-10.

17. Шипелин В.А., Авреньева Л.И., Гусева Г.В., Трушина Э.Н., Мустафина О.К., Селифанов А.В., Сото С.Х., Мальцев Г.Ю., Гмошинский И.В., Хотимченко С.А. Характеристика пероральной токсичности фуллерена С60 для крыс в 92-дневном эксперименте. Вопр. питания. 2012, Т. 81, № 5, С. 20-27.

18. Шипелин В.А., Гмошинский И.В., Тутельян В.А. Исследование стабильности фуллерена С60 в биологических субстратах с использованием модельной системы in vitro. Российские нанотехнологии. 2013, Т. 8, № 11, С. 74-78.

19. Folkmann J.K., Risom L., Jacobsen N.R., Wallin H., Loft S., Møller P. Oxidatively damaged DNA in rats exposed by oral gavage to C60 fullerenes and single-walled carbon nanotubes. Environ Health Perspect. 2009, Vol. 117, № 5, P. 703-708.

20. Park E.J., Roh J., Kim Y., Park K. Induction of inflammatory responses by carbon fullerene (C60) in cultured RAW264.7 cells and in intraperitoneally injected mice. Toxicol Res. 2010, Vol. 26, № 4, P. 267-273.

21. Johnston H.J., Hutchison G.R., Christensen F.M., Aschberger K., Stone V. The biological mechanisms and physicochemical characteristics responsible for driving fullerene toxicity. Toxicological Sciences. 2010, Vol. 114, № 2, P. 162-182.

22. Fujita K., Morimoto Y., Ogami A., Myojyo T., Tanaka I., Shimada M., Wang W.N., Endoh S., Uchida K., Nakazato T., Yamamoto K., Fukui H., Horie M., Yoshida Y., Iwahashi H., Nakanishi J. Gene expression profiles in rat lung after inhalation exposure to C60 fullerene particles. Toxicology. 2009, Vol. 258, P. 47-55.

23. Usenko C.Y., Harper S.L., Tanguay R.L. Fullerene C60 exposure elicits an oxidative stress response in embryonic zebrafish. Toxicol. Appl. Pharmacol. 2008, Vol. 229, № 1, P. 44-55.

24. Han B., Karim M.N. Cytotoxicity of aggregated fullerene C60 particles on CHO and MDCK cells. Scanning. 2008, Vol. 30, P. 213-220.

25. Rajagopalan P., Wudl F., Schinazi R.F., Boudinot F.D. Pharmacokinetics of a water-soluble fullerene in rats. Antimicrob. Agents Chemother. 1996, Vol. 40, № 10, P. 2262-2265.

26. Rancan F., Rosan S., Boehm F., Cantrell A., Brellreich M., Schoenberger H., Hirsch A., Moussa F. Cytotoxicity and photocytotoxicity of a dendritic C60 mono-adduct and a malonic acid C60 tris-adduct on Jurkat cells. J. Photochem. Photobiol. B: Biology. 2002, Vol. 67, № 3, P. 157-162.

27. Yamago S., Tokuyama H., Nakamura E., Kikuchi K., Kananishi S., Sueki K., Nakahara H., Enomoto S., Ambe F. In vivo biological behavior of a water-miscible fullerene: 14C labeling, absorption, distribution, excretion and acute toxicity. Chem. Biol. 1995, Vol. 2, № 6, P. 385-389.

28. Zhao X., Striolo A., Cummings P.T. C60 binds to and deforms nucleotides. Biophys. J. 2005, Vol. 89, № 6, P. 3856-3862.

29. Xu X., Wang X., Li Y., Wang Y., Yang L. A large-scale association study for nanoparticle C60 uncovers mechanisms of nanotoxicity disrupting the native conformations of DNA/RNA. Nucleic Acids Res. 2012, Vol. 40, № 16, P. 7622-7632.

30. Bosi S., Feruglio L., Da Ros T., Spalluto G., Gregoretti B., Terdoslavich M., Decorti G., Passamonti S., Moro S., Prato M. Hemolytic effects of water-soluble fullerene derivatives. J. Med. Chem. 2004, Vol. 47, № 27, P. 6711-6715.

31. Oberdörster E. Manufactured nanomaterials (fullerenes, C60) induce oxidative stress in the brain of juvenile largemouth bass. Environ. Health Perspect. 2004, Vol. 112, № 10, P. 1058-1062.

32. Zhu S., Oberdörster E., Haasch M.L. Toxicity of an engineered nanoparticle (fullerene, C60) in two aquatic species, Daphnia and fathead minnow. Marine Environmental Research. 2006, Vol. 62, № 1, P. S5-S9.

33. Fortner J.D., Lyon D.Y., Sayes C.M., Boyd A.M., Falkner J.C., Hotze E.M., Alemany L.B., Tao Y.J., Guo W., Ausman K.D., Colvin V.L., Hughes J.B. C60 in water: Nanocrystal formation and microbial response. Environ. Sci. Technol., 2005, Vol. 39, № 11, P. 4307-4316.

34. Baun A., Sørensen S.N., Rasmussen R.F., Hartmann N.B., Koch C.B. Toxicity and bioaccumulation of xenobiotic organic compounds in the presence of aqueous suspensions of aggregates of nano-C60. Aquatic Toxicology, 2008, Vol. 86, № 3, P. 379-387.

35. Шипелин В.А. Изучение тканевого распределения фуллеренов в эксперименте и их токсиколого-гигиеническая характеристика. Диссертация. Москва. 2014.

36. Yan X.M., Zha J.M., Shi B.Y., Wang D.S., Wang Z.J., Tang H.X. In vivo toxicity of nano-C60 aggregates complex with atrazine to aquatic organisms. Chinese Science Bulletin, 2010, Vol. 55, № 4-5, P. 339-345

37. Vlachogianni T., Valavanidis A. Nanomaterials: Environmental pollution, ecolological risks and adverse health effects. Nano Science and Nano Technology. Trade Science Inc. India. 2014, Vol. 8, № 6, P. 208-226.

38. Глушкова А.В., Радилов А.С., Рембовский В.Р. Нанотехнологии и нанотоксикология - взгляд на проблему. Токсикологический вестник, 2007.

39. Evaluation of an application to use Fullerene C60 as a food additive. Opinion of the Panel on Food Additives, Flavourings, Processing Aids, Materials in Contact with Food and Cosmetics of the Norwegian Scientific Committee for Food Safety. 17.02.10. P. 1-7.

40. Isakovic A., Markovic Z., Todorovic-Markovic B., Nikolic N., Vranjes-Djuric S., Mirkovic M., Dramicanin M., Harhaji L., Raicevic N., Nikolic Z., Trajkovic V. Distinct cytotoxic mechanisms of pristine versus hydroxylated fullerene. Toxicological Sciences, 2006, Vol. 91, № 1, P. 173-183.

41. Rouse J.G., Yang J., Barron A.R., Monteiro-Riviere N.A. Fullerene-based amino acid nanoparticle interactions with human epidermal keratinocytes. Toxicology in Vitro, 2006, Vol. 20, № 8, P. 1313-1320.

42. Colvin V.L. The potential environmental impact of engineered nanomaterials. Nature Biotechnology, 2003, Vol. 21, P. 1166-1170.

43. Li Q., Xie B., Hwang Y.S., Xu Y. Kinetics of C60 Fullerene dispersion in water enhanced by natural organic matter and sunlight. Environ. Sci. Technol., 2009, Vol. 43, № 10, P. 3574-3579.

44. Saathoff J.G., Inman A.O., Xia X.R., Riviere J.E., Monteiro-Riviere N.A. In vitro toxicity assessment of three hydroxylated fullerenes in human skin cells. Toxicology in Vitro, 2011, Vol. 25, № 8, P. 2105-2112.

45. Johnson-Lyles D.N., Peifley K. , Lockett S., Neun B.W., Hansen M., Clogston J., Stern S.T., McNeil S.E. Fullerenol cytotoxicity in kidney cells is associated with cytoskeleton disruption, autophagic vacuole accumulation, and mitochondrial dysfunction. Toxicology and Applied Pharmacology, 2010, Vol. 248, № 3, P. 249-258.

46. Aschberger K., Johnston H.J., Stone V., Aitken R.J., Tran C.L., Hankin S.M., Peters S.A.K., Christensen F.M. Review of fullerene toxicity and exposure – Appraisal of a human health risk assessment, based on open literature. Regulatory Toxicology and Pharmacology, 2010, Vol. 58, № 3, P. 455-473.

47. Shimizu K., Kubota R., Kobayashi N., Tahara M., Sugimoto N., Nishimura T., Ikarashi Y. Cytotoxic effects of hydroxylated fullerenes in three types of liver cells. Materials, 2013, Vol. 6, № 7, P. 2713-2722.

48. Wielgus A.R., Zhao B., Chignell C.F., Hu D.N., Roberts J.E. Phototoxicity and cytotoxicity of fullerol in human retinal pigment epithelial cells. Toxicol. Appl. Pharmacol., 2010, Vol. 242, P. 79-90.

49. Roberts J.E., Wielgus A.R., Boyes W.K., Andley U., Chignell C.F. Phototoxicity and cytotoxicity of fullerol in human lens epithelial cells. Toxicol. Appl. Pharmacol., 2008, Vol. 228, № 1, P. 49-58.

50. Su Y., Xu J.-y., Shen P., Li J., Wang L., Li Q., Li W., Xu G.-t., Fan C., Huang Q. Cellular uptake and cytotoxic evaluation of fullerenol in different cell lines. Toxicology, 2010, Vol. 269, P. 155-159.

51. Manzetti S., Behzadi H., Otto A., van der Spoel D. Fullerenes toxicity and electronic properties. Environ. Chem. Lett., 2013, Vol. 11, P. 105-118.

52. Nakagawa Y., Suzuki T., Ishii H., Nakae D., Ogata A. Cytotoxic effects of hydroxylated fullerenes on isolated rat hepatocytes via mitochondrial dysfunction. Arch. Toxicol., 2011, Vol. 85, P. 1429-1440.

53. Kubota R., Tahara M., Shimizu K., Sugimoto N., Hirose A., Nishimura N. Time-dependent variation in the biodistribution of C60 in rats determined by liquid chromatography-tandem mass spectrometry. Toxicol. Lett., 2011, Vol. 206, P. 172-177.

54. Monteiro-Riviere N.A., Inman A.O., Ryman-Rasmussen J.P. Dermal effects of nanomaterials (chapter 19). In: Monteiro-Riviere N.A., Tran C.L., eds. Nanotoxocology. Characterization, Dosing and Health Effecrs. New York: Informa Healthcare, 2007, P.317-337.

55. Trpkovic A, Todorovic-Markovic B, Trajkovic V. Toxicity of pristine versus functionalized fullerenes: mechanisms of cell damage and the role of oxidative stress. Arch Toxicol., 2012, Vol. 86, № 12, P. 1809-1827.

56. Baker G.L., Gupta A., Clark M.L., Valenzuela B.R., Staska L.M., Harbo S.J., Pierce J.T., Dill J.A. Inhalation toxicity and lung toxicokinetics of C60 fullerene nanoparticles and microparticles. Toxicological Sciences, 2008, Vol. 101, № 1, P. 122–131.

57. Gelderman M.P., Simakova O., Clogston J.D., Patri A.K., Siddiqui S.F., Vostal A.C., Simak J. Adverse effects of fullerenes on endothelial cells: fullerenol C60(OH)24 induced tissue factor and ICAM-I membrane expression and apoptosis in vitro. Int. J. Nanomedicine. 2008; Vol. 3, № 1, P. 59-68.

58. Fernandes A.L.C., Waissmann W. Interactions of carbon nanotubes and fullerenes with the immune system of the skin and the possible implications related to cutaneous nanotoxicity. Vigilancia Sanitaria em Debate, 2013, Vol. 1, № 4, P. 89-99.

59. Ema M., Matsuda A., Kobayashi N., Naya M., Nakanishi J. Dermal and ocular irritation and skin sensitization studies of fullerene C60 nanoparticles. Cutan Ocul Toxicol., 2013, Vol.32, № 2, P. 128-134.

60. Xia X.R., Monteiro-Riviere N.A., Riviere J.E. Skin penetration and kinetics of pristine fullerenes (C60) topically exposed in industrial organic solvents. Toxicol. Appl. Pharmacol., 2010, Vol. 242, № 1, P. 29-37.

61. Каркищенко Н.Н. Нанобезопасность: новые подходы к оценке рисков и токсичности наноматериалов. Биомедицина, 2009, том.1, № 1, С. 5-27.

62. Орлова М.А., Трофимова Т.П., Орлов А.П., Шаталов О.А., Свистунов А.А., Наполов Ю.К., Чехонин В.П. Фуллерены и оксидативный стресс. Новые направления медицинской науки, 2012, том 4, С. 11-15.

63. Латышевская Н.И., Стрекалова А.С. Экологические проблемы развития нанотехнологий. Вести Волгогр. Гос. Ун-та, 2011, том. 1, № 18, С. 224-230.

64. Сейфулла Р.Д., Ким Е.К. Проблемы токсичности нанофармакологических препаратов. Экспериментальная и клиническая фармакология, 2013, том 76, № 2, С. 43-48.

65. Фатхутдинова Л.М., Халиуллин Т.О., Залялов Р.Р. Токсичность искусственных наночастиц. Казанский медицинский журнал, 2009, том 90, № 4, С.578-584.

66. Шипелин В.А., Арианова Е.А., Трушина Э.Н., Авреньева Л.И., Батищева С.Ю., Черкашин А.В., Сото С.Х., Лашнева Н.В., Гмошинский И.В., Хотимченко С.А. Токсиколого-гигиеническая характеристика фуллерена С60 при его введении в желудочно-кишечный тракт крыс, Гигиена и санитария, 2012.-N 2.-С.90-94.

67. Sera N., Tokiwa H., Miyata N. Mutagenicity of the fullerene C60-generated singlet oxygen dependent formation of lipid peroxides. Carcinogenesis. 1996, Vol.17, № 10, P.2163-2169.

68. Niwa Y., Iwai N. Genotoxicity in cell lines induced by chronic exposure to water-soluble fullerenes using micronucleus test, Environ. Health Prev. Med., 2006, Vol. 11, № 6, P. 292–297.

69. Xu A., Chai Y., Nohmi T., Hei T.K. Genotoxic responses to titanium dioxide nanoparticles and fullerene in gpt delta transgenic MEF cells, Particle and Fibre Toxicology, 2009, Vol. 6: P. 3-16.

70. Dhawan A., Pandey A.K., Shan W., Miller S.M., Hashsham S.A., Tarabara V. V. Stable colloidal dispersions of C60 fullerenes in water: evidence for genotoxicity, Environ. Sci. Technol., 2006, Vol.40, 23), P. 7394–7401.

71. Фазылов С.Д. Органические производные фуллерена – новый класс соединений с перспективой использования в медицине. Химия, 2014, т.5, № 5, С. 41-49.

72. Бабынин Э. В., Мухитов А.Р., Губская В.П., Нуретдинов И. А., Румянцева Н.И. Генетические эффекты 1-метил-2[бис(2хлорэтил)аминофенил] 3,4-фуллеро [C60] пирролидина и 1-метил-2[N-метил(2хлорэтил)аминофенил] 3,4-фуллеро [C60] пирролидина, Proc. of VIII Int. conf. Hydrogen Materials Science and Chemistry of Carbon Nanomaterials, 2003, C. 900-903.

73. Бабынин Э. В., Нуретдинов И. А., Губская В.П., Барабанщиков Б. И. Изучение мутагенной активности фуллерена и некоторых его производных на примере His + реверсий у Salmonella typhimurium, Генетика, 2002; т.38, № 4, С.359-363.

74. Takenaka S., Yamashita K., Takagi M., Hatta T., Tsuge O. Photo-induced DNA cleavage by water-soluble cationic fullerene derivatives, Chemistry Letters, 1999, Vol. 4, P.321-322.

75. Takenaka S., Yamashita K., Takagi M., Hatta T., Tanaka A., Tsuge O. Study of the DNA interaction with water-soluble cationic fullerene derivatives: Chemistry Letters, 1999, Vol. 4, P.319-320.

76. Nakamura E., Tokuyama H., Yamago S., Shiraki T., Sugiura Y. Biological Activity of Water-Soluble Fullerenes. Structural Dependence of DNA Cleavage, Cytotoxicity, and Enzyme Inhibitory Activities Including HIV-Protease Inhibition, Bulletin of the Chemical Society of Japan, 1996, Vol. 69, No. 8, P 2143-2151.

77. Еропкин М.Ю., Пиотровский Л.Б., Еропкина Е.М., Думпис М.А., Литасова Е.В., Киселева О.И. Влияние агрегатного состояния и природы полимера-носителя на фототоксичность фуллерена С60 in vitro, Экспериментальная и клиническая фармакология, 2011, т. 74, № 1, С. 28-31.

78. Markovic Z.,Trajkovic V. Biomedical potential of the reactive oxygen species generation and quenching by fullerenes (C60). Biomaterials. 2008; Vol.29, № 26, P. 3561-373.

79. Jacobsen N.R., Pojana G., White P., Møller P., Cohn C.A., Korsholm K.S., Vogel U., Marcomini A., Loft S., Wallin H. Genotoxicity, Cytotoxicity, and Reactive Oxygen Species Induced by Single-Walled Carbon Nanotubes and C60 Fullerenes in the FE1-MutaTMMouse Lung Epithelial Cells, Environ. Mol. Mutagen., 2008, Vol.49, № 6, P.476-487.

80. Wang J.; Wang M.; Wang J.; Wang X.; Liu Y.; Xu A. Review on the role of mitochondria in nano-toxicology, Chin. J. Appl. Environ. Biol., 2015,Vol. 21, № 4, P.579-589.

81. Nakamura E., Isobe H. Functionalized fullerenes in water. The first 10 years of their chemistry, biology, and nanoscience. Acc. Chem. Res., 2003, Vol. 36, № 11, P. 807-815.

82. Hood E. Fullerenes and Fish Brains: Nanomaterials Cause Oxidative Stress, Environ. Health Perspect., 2004, Vol.112, № 10, P. A568.

83. Haasch M. L., McClellan‐Green P., Oberdörster E. Consideration of the toxicity of manufactured nanoparticles, AIP Conf. Proc., 2005, Vol. 786, P. 586.

84. Zhu X., Zhu L., Lang Y., Chen Y. Oxidative stress and growth inhibition in the freshwater fish Carassius auratu induced by chronic exposure to sublethal fullerene aggregates, Environmental Toxicology and Chemistry, 2008, Vol. 27, № 9, P. 1979–1985.

85. Колесниченко А.В., Тимофеев М.А., Протопопова М.В. Токсичность наноматериалов – 15 лет исследований. Российские нанотехнологии, 2008, т. 3, № 3-4, С. 54-61.

86. Tsuchiya T., Oguri I., Yamakoshi Y.N., Miyata N. Novel harmful effects of [60]fullerene on mouse embryos in vitro and in vivo. FEBS Lett., 1996. Vol. 393, P. 139-145.

87. Захаренко Л.П., Захаров И.K., Васюнина E.A., Kaрамышева T.В., Даниленко A.M., Никифоров A.A. Определение генотоксичности фуллерена C60 и фуллерола методом соматических мозаиков на клетках крыла Drosophila melanogaster и в SOS-хромотесте. Генетика, 1997, том. 33, № 3, С.405-409.

88. Troshina O.A., Troshin P.A., Peregudov A.S., Kozlovskiy V.I., Balzarini J., Lyubovskaya R.N. Chlorofullerene C60Cl6: a precursor for straightforward preparation of highly water-soluble polycarboxylic fullerene derivatives active against HIV. Org.Biomol.Chem., 2007, Vol. 5, P. 2783-2791.

89. Sergio M., Behzadi H., Otto A., Spoel D. Fullerenes toxicity and electronic properties, Environ. Chem. Lett., 2013, Vol. 11, № 2, Р. 105-118.

90. Fang J., Lyon D.Y., Wiesner M.R., Dong J., Alvarez P.J. Effect of a fullerene water suspension on bacterial phospholipids and membrane phase behavior. Environ.Sci.Technol., 2007. Vol.41, P. 2636-2642.

91. Kamat J.P., Devasagayam T.P., Priyadarsini K.I., Mohan H., Mittal J.P. 1998. Oxidative damage induced by the fullerene C60 on photosensitization in rat liver microsomes. Chem.Biol.Interact. 114: 145-59.

92. Zhu X., Zhu L., Li Y., Duan Z., Chen W., Alvarez P.J. Developmental toxicity in zebrafish (Danio rerio) embryos after exposure to manufactured nanomaterials: buckminsterfullerene aggregates (nC60) and fullerol. Environ.Toxicol.Chem., 2007. Vol. 26, P.976-979.

93. Sayes C.M., Gobin A.M., Ausman K.D., Mendez J., West J.L., Colvin V.L. Nano-C60 cytotoxicity is due to lipid peroxidation. Biomaterials, 2005. Vol. 26, P.7587-7595.

94. Nielsen G.D., Roursgaard M., Jensen K.A., Poulsen S.S., Larsen S.T. In vivo biology and toxicology of fullerenes and their derivatives. Basic Clin. Pharmacol. Toxicol., 2008, Vol.103, № 3, P. 197-208.

95. Lyon D.Y., Alvarez P.J.J. Fullerene water suspension (nC60) exerts antibacterial effects via ROS-independent protein oxidation, Environ. Sci. Technol., 2008, Vol.42, № 21, P. 8127-8132.

96. Lovern S.B., Klaper R. Daphnia magna mortality when exposed to titanium dioxide and fullerene (C60) nanoparticles, Environmental Toxicology and Chemistry, 2006, Vol. 25, № 4, P. 1132–1137.

97. Tao X., Fortner J.D., Zhang B., He Y., Chen Y., Hughes J.B. Effects of aqueous stable fullerene nanocrystals (nC60) on Daphnia magna: evaluation of sub-lethal reproductive responses and accumulation. Chemosphere, .2009, Vol. 77, № 11, P.1482-1487.

98. Tervonen K., Waissi G., Petersen E.J., Akkanen J., Kukkonen J.V. Analysis of fullerene-C60 and kinetic measurements for its accumulation and depuration in Daphnia magna. Environ. Toxicol. Chem., 2010, Vol.29, № 5, P.1072-1078.

99. Chae S.-R., Xiao Y., Badireddy A.R., Wiesner M.R., Kim J.-O. Aggregation state of fullerene nanoparticles: implications for reactivity, transport, and microbial toxicity. In: Chemeca 2011: Engineering a Better World: Sydney Hilton Hotel, NSW, Australia, 18-21 September 2011. Barton, A.C.T.: Engineers Australia, 2011: 209-218.

100. Wani M. Y., Hashim M. A., Nabi F., Malik M. A. Nanotoxicity: dimensional and morphological concerns, Advances in Physical Chemistry, 2011, Vol. 2011, Article ID 450912, 15 p.

101. Kim K.T., Jang M.H., Kim J.Y., Kim S.D. Effect of preparation methods on toxicity of fullerene water suspensions to Japanese medaka embryos, Science of The Total Environment, 2010, Vol. 408, № 22, P. 5606–5612.

102. Пиотровский Л. Б. Будьте осторожны, следующая остановка "наноэра", или проблема токсичности наночастиц // Экологический вестник России. - 2008. - N 11. - С. 31-32 . (Аннотация: О проблеме токсикологии фуллерена).

103. Проданчук Н.Г., Балан Г.М. Нанотоксикология: состояние и перспективы исследований, Современные проблемы токсикологии, 2009, № 3-4, С. 4-20.

104. Бухаров Андрей, Смерть с приставкой нано, 2012, Свидетельство о публикации №212120801793.

105. Лившиц Влад, Нанотоксикология, 2011, Свидетельство о публикации №211070300755.

106. Ryan J.J., Bateman H.R., Stover A., Gomez G., Norton S.K., Zhao W., Schwartz L.B., Lenk R., Kepley C.L. Fullerene Nanomaterials Inhibit the Allergic Response, J. Immunolol., 2007, Vol.179, № 1, P.665-672.

107. Leroux J.-C. Injectable nanocarriers for biodetoxification, Nature Nanotechnol., 2007, vol.2, № 11, P. 679-684.

108. Yamakoshi Y., Umezawa N., Ryu A., Arakane K., Miyata N., Goda Y., Masumizu T., Nagano T. Active oxygen species generated from photoexcited fullerene (C60) as potential medicines: O2-* versus 1O2. J. Am. Chem. Soc., 2003, Vol.125, № 42, P. 12803-12809.

109. Jia G., Wang H., Yan L., Wang X., Pei R., Yan T., Zhao Y., Guo X. Cytotoxicity of carbon nanomaterials: single-wall nanotube, multi-wall nanotube, and fullerene. Environ. Sci. Technol., 2005, Vol.39, № 5, P.1378-1383.

110. Foley S., Crowley C., Smaihi M., Bonfils C., Erlanger B.F., Seta P., Larroque C. Cellular localisation of a water-soluble fullerene derivative. Biochem. Biophys. Res. Commun., 2002, Vol. 294, № 1, P. 116-119.

111. Totsuka Y., Tatsuya KatoT., Masuda S., IshinoK., Matsumoto Y., Goto S., Kawanishi M., Yagi T., Wakabayashi K. In Vitro and In Vivo genotoxicity induced by fullerene (C60) and kaolin, Genes and Environment, 2011, Vol.33, № 1, P. 14-20.

112. Casals E., Vázquez-Campos S., Bastús N.G., Puntes V. Distribution and potential toxicity of engineered inorganic nanoparticles and carbon nanostructures in biological systems, Trends in Analytical Chemistry, 2008, Vol. 27, № 8, P. 672–683.

113. Pickering K.D., Wiesner M.R. Fullerol-sensitized production of reactive oxygen species in aqueous solution. Environ. Sci. Technol., 2005, Vol. 39, № 5, P. 1359-1365.

114. Spohn P., Hirsch C., Hasler F., Bruinink A., Krug H.F., Wick P. C60 fullerene: A powerful antioxidant or a damaging agent? The importance of an in-depth material characterization prior to toxicity assays, Environmental Pollution, 2009,. Vol. 157, № 4, P. 1134-1139.

115. Al-Subiai S.N., Arlt V.M., Frickers P.E., Readman J.W., Stolpe B., Lead J.R., Moody A.J., Jha A.N. Merging nano-genotoxicology with eco-genotoxicology: an integrated approach to determine interactive genotoxic and sub-lethal toxic effects of C60 fullerenes and fluoranthene in marine mussels, Mytilus sp. Mutat Res., 2012. Vol. 745, № 1-2, P.92-103.

116. Cha Y.J., Lee J., Choi S.S. Apoptosis-mediated in vivo toxicity of hydroxylated fullerene nanoparticles in soil nematode Caenorhabditis elegans. Chemosphere,. 2012, Vol. 87, № 1, P. 49-54.

117. Rim K.T., Se-Wook Song S.W., Kim H.Y. Oxidative DNA Damage from Nanoparticle Exposure and Its Application to Workers' Health: A Literature Review, Saf. Health Work, 2013, Vol. 4, № 4, P.177–186.

118. Kharlamov O., Bondarenko M., Kharlamova G., Fomenko V., Skripnichenko A. Nanoecological security of foodstuffs and human. In: Nanotechnology in the Security Systems. Bonca J., Kruchinin S. (eds.) Proc. of NATO ARW in Yalta, Ukraine in Sept. 29- Oct.3, 2013, chapter 19, Springer, Dordrecht, 2014, P.215-230.

119. Чекман І.С., Горчакова Н.О., Раслін К.Б. Нанокарбон: фармакологічні та токсикологічні властивості. Вісник НАН України, 2015, № 7, С.41-52.

120. Чекман І.С., Сердюк А.М., Кундієв Ю.І., Трахтенберг І.М., Каплінський С.П., Бабій В.Ф. Нанотоксикологія: напрямки досліджень// Довкілля та здоров'я, 2009, № 1. С.3-7.

121. Завгородній І. В., Дмуховська Т. М., Сидоренко М. О., Семенова Н. В. Проблеми гігієни праці та безпеки у виробництві та використанні наночастинок і нанотехнологій //Медицина сьогодні і завтра, 2013. - № 3. - С. 52-56.

122. Лысцов В.Н., Мурзин Н.В. Проблемы безопасности нанотехнологий. М., МИФИ, 2007 г., 70 с.

123. Ikeda A., Yuki Doi Y., Nishiguchi K., Kitamura K., Hashizume M., J.,Keiichiro Yogo K., Ogawa T., Takeya T. Induction of cell death by photodynamic therapy with water-soluble lipid-membrane-incorporated [60]fullerene, Org. Biomol. Chem., 2007, Vol. 5, P. 1158-1160.

124. Зайцев В. Опасность наноматериалов для здоровья: миф или новая угроза ? 2011.

125. Бабынин Э.В., Нуретдинов И.А., Губская В.П., Барабанщиков Б.И. Изучение мутагенной активности фуллерена и некоторых его производных на примере His+ реверсий. Генетика микроорганизмов. 2002, том 38, № 4, С. 453-457.

126. Моргалёв Ю.Н., Моргалёва Т.Г., Хоч Н.С., Моргалёв С.Ю. Основы безопасности при обращении с наноматериалами. Курс лекций. Томск, 2010, 136 с.

127. Радилов А.С., Глушкова А.В., Дулов С.А. Экспериментальная оценка токсичности и опасности нано-размерных материалов, Нанотехнологии. Экологи, производство: научно-производственный журнал, 2009, том.1, № 1, С. 86-89.

128. Глушкова А.В., Радилов А.С., Дулов С.А. Особенности пролявления токсичности наночастиц, Гигиена и санитария, 2011, № 2, С. 81-86.

129. Sergio M., Behzadi H., Otto A., Spoel D. Fullerenes toxicity and electronic properties, Environ. Chem. Lett., 2013, Vol. 11, № 2, Р. 105-118.

130. Santos S.M., Dinis A.M., Peixoto F., Ferreira L., Jurado A.S., Videira R.A. Interaction of fullerene nanoparticles with biomembranes: from the partition in lipid membranes to effects on mitochondrial bioenergetics, J. Toxicol Sci, 2014, Vol. 138, № 1, Р. 117-129.

131. Song M.Y., Yuan S.P., Yin J.F., Wang X.L., Meng Z.H., Wang H.L., Jiang G.B. Size-dependent toxicity of nano-C-60 aggregates: more sensitive indication by apoptosis-related bax translocation in cultured human cells, Environ. Sci. Technol., 2012, Vol.46, № 6, Р. 3457-3464.

132. Cai X.Q., Hao J.J., Zhang X.Y., Yu B.Z., Ren J.M., Luo C., Li Q.N., Huang Q., Shi X.G., Li W.X., Liu J.K. The polyhydroxylated fullerene derivative C60(OH)24 protects mice from ionizing-radiation-induced immune and mitochondrial dysfunction. Toxicol. Appl. Pharmacol., 2010, Vol. 243, № 1, Р. 27-34.

133. Singh N., Manshian B., Jenkins G.J., Griffiths S.M., Williams P.M., Maffeis T.G., Wright C.J., Doak S.H. NanoGenotoxicology: the DNA damaging potential of engineered nanomaterials. Biomaterials. 2009, Vol.30, № 23-24, P.3891-3914.

134. Borm P., Klaessig F. C., Landry T. D., Moudgil B., Pauluhn J, Thomas K., Trottier R., Wood S. Research Strategies for Safety Evaluation of Nanomaterials, Part V: Role of Dissolution in Biological Fate and Effects of Nanoscale Particles. Toxicological Sciences, 2006, Vol. 90, № 1, Р.23–32.

135. Luther W. (ed.). Technological analysis, industrial application of nanomaterials – chances and risks. Future Technologies Division, VDI Tchnologiezentrum GmbH, Dusseldorf, Germany, 119 p.

136. Thomas K., Sayre P. Research Strategies for Safety Evaluation of Nanomaterials, Part I: Evaluating the Human Health Implications of Exposure to Nanoscale Materials. Toxicological Sciences, 2005, Vol. 87, № 2, Р.316–321.

137. National Institute for Occupational Safety and Health , U.S. Department of Health & Human Services, 2004

138. Maynard A. D. Nanotechnology: assessing the risks. Nanotoday, 2006, Vol. 1, № 2, P. 22-33.

139. Чекман И.С. Нанофармакология. К.: Задруга, 2011.- 424 с.

140. Исламов Р.А. Токсичность наноматериалов. Нанометр, 2009.

141. Ostiguy C., Lapointe G., Trottier M., Menard L., Cloutier Y., Boutin M., Antoun M., Normand Ch. Health effects of nanoparticles. Studies and research projects. IRSST. 2006. 53 p.

142. Moussa F., Pressac M., Genin E., Roux S., Trivin F., Rassat A., Céolin R., Szwarc H. Quantitative analysis of C60 fullerene in blood and tissues by high-performance liquid chromatography with photodiode-array and mass spectrometric detection. J. Chromatogr. B Biomed. Sci. Appl., 1997; Vol. 696, № 1, P.153-159.

143. Iwata N., Mukai T., Yamakoshi T.N., Haraa S., Yanase T., Shoji M., Endo T., Miyata N. Effects of C60, a fullerene, on the activities of glutathione s-transferase and glutathione-related enzymes in rodent and human livers. Fullerene Science and Technology, 1998, Vol.6, № 2, P. 213-226.

144. Nelson M.A., Domann F.E., Bowden G.T., Hooser S.B., Fernando Q., Carter D.E. Effects of acute and subchronic exposure of topically applied fullerene extracts on the mouse skin. Toxicology and Industrial Health, 1993, Vol.9, № 4, P. 623-630.

145. Chen H.H., Yu C., Ueng T.H., Chen S., Chen B.J., Huang K.J., Chiang L.Y. Acute and sub acute toxicity study of water-soluble polyalkylfulfonated C60 in rats. Toxil. Pathol., 1998, Vol.26, № 1, P. 143-151.

146. Щур Д.В. Автореферат

147. Porter A. E., Muller K., Skepper J., Midgley P., Welland M. Uptake of C60 by human monocyte macrophages, its localization and implications for toxicity: Studied by high resolution electron microscopy and electron tomography. Acta Biomater., 2006, Vol. 2, № 4, P. 409-419.

148. Selvi B.R., Jagadeesan D., Suma B.S., Nagashankar G., Arif M., Balasubramanyam K., Eswaramoorthy M., Kundu T.K. Intrinsically fluorescent carbon nanospheres as a nuclear targeting vector: delivery of membrane-impermeable molecule to modulate gene expression in vivo. Nano Lett., 2008, Vol. 8, № 10, P. 3182-3188.

149. Каркищенко Н.Н., Сахаров Д.С., Филиппов А.А., Соколов В.Б. Изменение мпектральной мощности и ЭЭГ крыс после интраперитонеального введения фторсодержащих производных фуллерена – 60, Биомедицина, 2009, № 1, С. 38-48.

150. Aoshima H., Saitoh Y., Ito S., Yamana S., Miwa N. Safety evaluation of highly purified fullerenes (HPFs): based on screening of eye and skin damage. J. Toxicol. Sci., 2009, Vol. 34, № 5, P.555-562.